Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О КРЕАТИВНОСТИ

Я, хоть и в возрасте, но стараюсь быть в тренде. К примеру, никогда не упускаю случая «скреативить». К примеру, написал новую книжку – тут же название придумываю, чтобы захотелось его от книги оторвать и потом его одно до дыр зачитывать. Всегда выносил на обложку название рассказа, а тут что-то решил значимость содержимого ещё усугубить.
Друг мой старинный, прочитывая плоды очередного моего умственного напряжения, обычно ничуть об них не отзывался так, что хочется повеситься. Просто называл это так, мягко, по-доброму – «дрочилово».
Ну, и пошёл я на поводу у этого задорного эвфемизма про наш мужской досуг. Решил так и назвать сборник моих рассказов про естественную любовь – «Дрочилово». Потом подумал, что звучит, всё-таки как-то не то что грубовато… но… привлечёт слишком широкую аудиторию… А я хотел, чтобы (дрочили) читали интеллектуалы… Нужно было поставить какой-то фильтр. К примеру… «когнитивный». Да, «когнитивный». «Когнитивное дрочилово» - звучит очень даже креативненько!
Я понимал, что редакция может на такое название насупиться, но решил-таки рискнуть. Не пройдёт, так уж и ладно. Новое всегда с трудом в этой жизни дорогу пробивает.
Как и следовало ожидать, мне напомнили, что в русском языке у нас не всё дозволено, а я, в свою очередь, назвал им с десяток российских деревень с названием «Дрочилово», население которых никуда для их переименования не обращалось. И я их понимаю. Они же – как одна семья! Может, даже – остатки какого-нибудь древнего дворянского рода. Гордо которые при дворе, при троне царя-батюшки именовали себя «дрочиловцы»… К примеру – князь Дрочилов! Звучит же как! Или: «Раздайте патроны, поручик Дрочилов!»… Тут все красные и побегут!
Я решил своими литературными переживаниями с женой поделиться. Она сразу подумала, что ослышалась и переспросила.
А потом перестала со мной разговаривать. Перестала – и всё. Без всяких объяснений.
Чтобы я сам понял, что всему есть какие-то границы.
Даже, если мы уже столько лет женаты.
Но чувствовал я всё-таки какое-то уязвление, хотелось, чтобы кто-то оценил мою креативность, добрым, тихим словом поддержал.
И позвонил я Вите, своему младшенькому. Ему сорок пять, он уже жизнь повидал. Так, мол, говорю, и так. Я им «Когнитивное дрочилово», а они говорят – не пойдёт.

Витя у меня мальчик деликатный. Выдержал паузу. Потом сказал: «По-моему, зря ты написал «Когнитивное»… Без него, может быть, и пропустили бы…»

СИБЕЛИУС

Габриэль Васильевич завёл кота. До шестидесяти лет жил, можно сказать, без «подворья», а тут вдруг решил население своей квартиры удвоить. Поместил объявление в «Орскую Правду», нашёл доброго человека, который хотел отделаться от своего любимого животного, и отдавал кота без вредных привычек, вместе с ночной вазой для кала.
Кот был прекрасен. Хотя, жирноват. Но котам полнота даже к лицу. Бывший владелец даже назвал какое-то его имя, но Габриэль его сразу забыл. И стал звать его «Сибелиус». Любая кошка откликается на сочетание звуков, где звучит буква «с». Потому что прежде они все – «кис-кис».
Были варианты «Веласкес», «Ксеркс». Но хозяину больше понравилось «Сибелиус».  Имя это как-то круглее… мягче, пушистее…
И лохматый Габриэлев новосёл не возражал.
Лишь бы тёплый угол и, чтобы кормили.

Габриэль Васильевич был импотентом от рождения. Поэтому не испытывал по поводу своего увечья никаких неудобств. Как можно переживать по поводу отсутствия желания того, чего себе даже не представляешь? И жил Габриэль один и не страдал от этого. Ну, зачем рядом кто-то ещё? Восемь часов на работе в редакции, народу весь день и так по-за глаза. Все бегают, всем чего-то надо. А нужно кучу текстов до выхода газеты в печать просмотреть. А они – народ – все бегают… Вон, Аклизарий Ефимыч машинистку ненароком ладошкой за левую ягодицу задел… Случайно, конечно. Она ему рассмеялась и сказала дурак.
Дома спокойнее.
Теперь, вот – кот…
Ходит тихо, даже совсем не слышно. Молчит. Всё понимает…
Сибелиус…
Collapse )

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ДРУЗЬЯМИ...


Телеканалу "Дождь", Наталье Синдеевой:
Здравствуйте, Наталья!

Весной в редакции и во всякие администрации наблюдается наплыв психических больных с самыми разными идеями.
Думаю, ко мне на «Дожде» отнеслись именно так, когда я предложил вниманию канала фильм о мастере афоризмов Акраме Муртазаеве «Афоризмов неприметный гений». Наверное, вы все тогда были маленькими, откуда вам знать, что в 2000-х годах именно благодаря Акраму Муртазаеву «Новая газета» стала ярким, ни на кого не похожим, изданием. А, с его уходом, она заметно потускнела.
Вы все – журналисты «Дождя» были маленькими – откуда вам знать, кто такой Акрам Муртазаев? Что уйдут, забудутся Муратов, Познер, даже, наверное, Дудь, но останутся афоризмы Акрама. «Россия производит впечатление великой державы. Больше она не производит ничего»…
И на моё письмо «Дождю» никто из «Дождя» не ответил. Понимаю – это, как в советском продмаге: - Граждане, вас много, а я одна!
Нужно ли обращать внимание на ещё одного психа из провинции, когда и в столице их хватает?

Ну, и, чтобы два раза не вставать.

Collapse )

АЛГОЛЬ


Земля тут была, как на родине, в Растсовхозе: если прокопать на три-четыре штыка, то обнаруживается песок. Чистый, влажный, жёлтый песок. И такая земля была удобна для всего. На ней было удобно выращивать овощи. Их было легко пропалывать, поливать. Песок не глина. Не ссыхался в твёрдые комья, не превращался в липкую жижу... В земле Растсовхоза было легко прокапывать траншеи, сажать деревья, копать колодцы и скважины.
Когда отец решил выкопать погреб, то он с друзьями легко выкопал яму нужных размеров и глубины. Потом за пузырь нанял крановщика и установил туда четыре железобетонные плиты-стены. Папа, если за что брался, то делал всё капитально.
А мы, мальчишки и девчонки из бараков, всякая мелкота, потом долго игрались в куче чистого жёлтого песка, который вынули из нутра земли, чтобы был погреб.

Сейчас Ираклий тоже копал яму. Могилу. И она копалась тоже легко, быстро. Хорошая была земля. Песок. Чистый, жёлтый песок.
Как когда-то там, в Растсовхозе.
На далёкой планете, которая называлась Алголь.
А как назвать этот чистый, жёлтый песок, который выкапывался так легко из могильной ямы? Земля… что уж тут выдумывать, приспосабливаться…Collapse )

АФОРИЗМОВ НЕПРИМЕТНЫЙ ГЕНИЙ...

Поздней осенью, часа в три или четыре утра, когда самый сон, зазвонил телефон. Я поднял трубку: - Саша, привет! Ты где?
- Дома. Сплю. А ты где?
- Я в аэропорту Орска.
Так Акрам Муртазаев прилетел ко мне в гости из Москвы.
Почему-то я думал, что времени спать у меня, ещё часа четыре.
Ну, ничего. Машина под окном. Я поехал искать аэропорт.
Я не местный, хотя и живу в Орске уже около десяти лет. Орские самолёты видел только в воздухе. Где этот их аэропорт?
За городом редкие огни. Помню, должен быть какой-то поворот направо. Сворачиваю направо в темноту. Одинокое здание с тёмными окнами, без освещения. Я пригляделся: сверху большими объёмными буквами было написано: «ВЕЧНОСТЬ»…
У меня по телу побежали мурашки…Сдавая назад, я увидел, освещённые автомобильными фарами могильные кресты.
Явно не аэропорт…
Потом я нашёл Акрама.
И я увидел вживую человека, который заголовками и крылатыми фразами «Новой газеты» в двухтысячных будоражил всё прогрессивное население России.

Collapse )

ПОСЛЕДНИЙ МУЖЧИНА

Одна замужняя девушка, очень красивая, в приватной беседе поделилась сокровенным. Что их, красивых, в природе мало, на всех мужчин не хватает. Но каждому мужчине хотелось бы, хоть на миг, ухватить птицу счастья, встретиться с прекрасным «на короткой ноге». Ну, это такое выражение. На самом деле ноги у прекрасного по определению длинные.

И зачем им в этом отказывать? Чего жадничать? Неужели от них, красивых, убудет, если подарят они мужчине одному, другому, третьему минутку счастливого обладания?
Говорят, «на казаку митки нема», так и на замужней девушке тоже нет никаких таких зацепок, которые могли бы её потом перед супругом скомпрометировать.
Доставила какому-нибудь, обделённому женской красотой мужчине, минутное удовольствие – и никаких следов. И самой приятно.
А человек потом, возможно, всю оставшуюся жизнь, контактируя со своей, какую Бог дал, суженой, будет её, красавицу, перед собой представлять – и ему тоже хорошо. И супруге тоже.

К чему это такое длинное вступление?

Я эту девушку давно хотел. Как и все.

Collapse )

НА САМОМ ДЕЛЕ…

Сорок лет назад ничего в этом не было особенного. В московской забегаловке, что на Остоженке, собралась тусовка из молодых людей с творческими наклонностями. Богема. Шантрапа всякая. Лёнька Агутин, Филька Киркоров, Сашка Розенбаум, Лёшка Лещенко, Олежка Газманов, Муромовъяблокинаснегу, ну, ещё там разные всякие. Гулять начали с вечера. Была идея позвать баб, но Сонька Ротару что-то закочевряжилась, Пугачёва на гастроли в Монако подалась. Ну, с водкой и без баб хорошо. Про них к полуночи уже и забыли.

Уж всё шло к утру, пора было расходиться. Решили пройтись пешком через Красную площадь. А – чего там! Для бешеной собаки пять вёрст не крюк.

И вот на площади этой, на Красной, прямо на Лобном месте, обнаружила компания красну девицу в крайне неприличной позиции. По моде мини-юбка задрана так, что нельзя глаз отвести. Кофточка-батник до конца не застёгнута. Локоны русые, длинные, по всему Лобному месту рассыпались. И личико такое до боли русское, светлое, что так и хотелось рядом берёзку поставить.
Глаза у ней должны были быть непременно голубые. Но – спала девица сном крепким, богатырским. Агутин к ней подошёл, веко постарался приоткрыть, чтобы убедиться в небесной голубизне зрачка – красавица и ухом не повела. С другим веком то же самое вышло – не пошевелилась. Только губами алыми пошевелила, а потом причмокнула. Пьяная была в доску.
Ну, что тут долго рассказывать: согрешила с ней компания.

Collapse )