Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О КРЕАТИВНОСТИ

Я, хоть и в возрасте, но стараюсь быть в тренде. К примеру, никогда не упускаю случая «скреативить». К примеру, написал новую книжку – тут же название придумываю, чтобы захотелось его от книги оторвать и потом его одно до дыр зачитывать. Всегда выносил на обложку название рассказа, а тут что-то решил значимость содержимого ещё усугубить.
Друг мой старинный, прочитывая плоды очередного моего умственного напряжения, обычно ничуть об них не отзывался так, что хочется повеситься. Просто называл это так, мягко, по-доброму – «дрочилово».
Ну, и пошёл я на поводу у этого задорного эвфемизма про наш мужской досуг. Решил так и назвать сборник моих рассказов про естественную любовь – «Дрочилово». Потом подумал, что звучит, всё-таки как-то не то что грубовато… но… привлечёт слишком широкую аудиторию… А я хотел, чтобы (дрочили) читали интеллектуалы… Нужно было поставить какой-то фильтр. К примеру… «когнитивный». Да, «когнитивный». «Когнитивное дрочилово» - звучит очень даже креативненько!
Я понимал, что редакция может на такое название насупиться, но решил-таки рискнуть. Не пройдёт, так уж и ладно. Новое всегда с трудом в этой жизни дорогу пробивает.
Как и следовало ожидать, мне напомнили, что в русском языке у нас не всё дозволено, а я, в свою очередь, назвал им с десяток российских деревень с названием «Дрочилово», население которых никуда для их переименования не обращалось. И я их понимаю. Они же – как одна семья! Может, даже – остатки какого-нибудь древнего дворянского рода. Гордо которые при дворе, при троне царя-батюшки именовали себя «дрочиловцы»… К примеру – князь Дрочилов! Звучит же как! Или: «Раздайте патроны, поручик Дрочилов!»… Тут все красные и побегут!
Я решил своими литературными переживаниями с женой поделиться. Она сразу подумала, что ослышалась и переспросила.
А потом перестала со мной разговаривать. Перестала – и всё. Без всяких объяснений.
Чтобы я сам понял, что всему есть какие-то границы.
Даже, если мы уже столько лет женаты.
Но чувствовал я всё-таки какое-то уязвление, хотелось, чтобы кто-то оценил мою креативность, добрым, тихим словом поддержал.
И позвонил я Вите, своему младшенькому. Ему сорок пять, он уже жизнь повидал. Так, мол, говорю, и так. Я им «Когнитивное дрочилово», а они говорят – не пойдёт.

Витя у меня мальчик деликатный. Выдержал паузу. Потом сказал: «По-моему, зря ты написал «Когнитивное»… Без него, может быть, и пропустили бы…»

МАМА.

Мама… мне уже семьдесят, а тебя давно нет, но я не перестаю с тобой спорить. В своих рассказах я продолжаю над тобой иронизировать, потому что по-другому сказать «любил», «люблю» у меня в жизни не получается.
Я собрался постричь тебе ногти на ногах. Ты всегда говорила, ты удивлялась, что ногти растут так быстро. Это не ногти росли так быстро. Это так быстро течёт время, когда тебе за восемьдесят. Я это знаю, потому что мне уже семьдесят, и ногти свои я едва успеваю обрезать.
Я собрался тебе постричь ногти, но ты отдёрнула ногу, сердито зашевелилась на больничной кровати. Придавленная, почти обездвиженная инсультом – как ты могла ещё мне возразить, запретить это делать. Как ты ещё могла сказать, что сердишься на меня, что во многом со мной не согласна, что я не сделал ничего, чтобы наши отношения опять наполнились теплом…
Collapse )

Женщина

Что-то захотелось сделать маленький роман с картинками. Этакий комикс "про любовь"...

ЮЗ! 90!!!

ЮЗ! 90!!!


- Мне позвонил Пастернак…

- Ничего себе! - Подумал я, когда прочитал строчку, с которой начиналась одна из книжек Андрея Вознесенского, – ему ПАСТЕРНАК позвонил!
И был исполнен к этому Вознесенскому зависти, даже не берусь сказать, какого она была цвета. Конечно! Чего ему не творить, не писать своих стихов, из-за которых собираются целые стадионы, если он с самим ПАСТЕРНАКОМ! на короткой ноге!

Через пятьдесят лет поздним вечером я возвращался домой с работы. Зазвонил мобильник. - Сашка, привет!
Мне позвонил ЮЗ АЛЕШКОВСКИЙ.

Collapse )

ПАМЯТИ ПОЭТА



Амантаю Утегенову исполнилось бы сегодня шестьдесят семь лет. Мы с ним «курдасы» - одногодки. Амантай ушёл из жизни, не дожив до весны…

Я подобрал несколько стихов Поэта.

Какие-то я уже упоминал раньше в своих записках об Амантае, какие – публикую впервые.
Мы помним о тебе, Амантай!
Будем всегда помнить!

**************

С любимой женщиной грешно
Делить нужду и прозу быта.
С любимой женщиной смешно
Голодным быть иль просто сытым.

С любимой женщиной нельзя
По телефону объясняться.
С любимой женщиной нельзя
Любовью даже заниматься…
Collapse )

НЕИЗВЕСТНАЯ МАРИНА

НЕИЗВЕСТНАЯ МАРИНА.

Анатолий Лейкин. «К новому сборнику стихов
Марины Глазовой».
Из разговора по телефону с Венедиктом
Ерофеевым:



ЛЕЙКИН: – Так в чем же чудо?
ЕРОФЕЕВ: – Ни в чем, а в ком. В МА-РИ-НЕ!.. – опять по слогам проскандировал
собеседник.

Я уже знал, что Ерофеев обожает поэзию Цветаевой…

ЛЕЙКИН: – Верно, что-то еще не изданное?..
ЕРОФЕЕВ: – Уже тепло, но дальше, чую, похолодает. Да, она тоже Марина.
Но не Цветаева, а Глазова. И в России ее еще совсем не издавали.
А зря. Стихи того заслуживают. Я, пожалуй, включу ее в свою рукописную
антологию. А за некоторые строчки налил бы ей полный стакан.

Такой высокой оценки – 250 граммов из 250 возможных – дотоле
заслужили у Вени только две поэтессы: Цветаева и Белла Ахмадулина.Collapse )