March 12th, 2015

БЕЛЫЕ НОЧИ (НОЧЬ ПЕРВАЯ)

Рафаил Изидович предполагал, что этот апрельский день принесёт ему удачу. Он уже несколько дней себя к этому настраивал и, наконец, собрался.

С утра нужно было сбегать в аптеку, купить сиалис. У Рафаила Изидовича были планы красиво провести день, так, как уже давно не получалось. Для этого обязательно нужен был сиалис. Поскрёб Рафаил Изидович по сбережениям, по своим сусекам и нужную сумму насобирал. Дорого в наши времена обходится удовольствие. Но – капитализм на дворе. За всё нужно платить.
На всякий случай пенсионер прихватил с собой ещё денежку. Может, по дороге ещё чего придётся прикупить. А вдруг колбаски захочется?

Но колбаски ему не обломилось. В аптеке ему сказали, что сиалисы подорожали, на приличную колбаску уже не хватало, а брать снова ливерную не хотелось. Да, и это, наконец, пОшло: покупать в один день ливерку и сиалис. Они никак не сочетаются. Сиалис требует шампанского, конфет «Рафаэлло», живого звука саксофона и скрипки.

И ладно.Collapse )

БЕЛЫЕ НОЧИ (НОЧЬ ВТОРАЯ)

НОЧЬ ВТОРАЯ

На мосту я оказался всё же намного раньше условленного. Сумерки приближались медленно. Казалось, что время остановилось вовсе.
А потом уже и зажглись фонари, уже сквозь облака над домами стала проглядывать полная луна, а Маланьюшки всё не было. Уж не случилось ли чего? Неужто у них там всё с этим Раджем сладилось? И мне совсем не нужно было своими советами толкать, пододвигать огород, мою Маланьюшку, к этому козлу?

В нервности я ходил по парапету, заламывал руки и делал прочую, необходимую в таких случаях, гимнастику.Collapse )

БЕЛЫЕ НОЧИ (НОЧЬ ТРЕТЬЯ)

НОЧЬ ТРЕТЬЯ

Но, как я ни спешил, как ни торопился, а Маланьюшка меня опередила. Она уже стояла на нашем месте, недалеко от голой скульптуры женщины. Я ещё издали её увидел, узнал по знакомой, уже родной, её фигурке, по кокетливому коротковатому платьицу.
И я даже побежал к ней навстречу. Потому как не мог уже терпеть нашей разлуки, затянувшейся на целый день. А оказавшись рядом, тут же заключил девушку в объятия, принялся осыпать счастливыми поцелуями. Но… Противу ожиданий, я не встретил ответной радости. Маланьюшка как-то по-сестрински об меня тёрлась, но не прижималась. И не отвечала на мои поцелуи, хотя, впрочем, и не отворачиваясь…

В сердце у меня похолодело. У меня возникло чувство, что я падаю с обрыва. Ещё ничего не произошло, ещё ни слова не было между нами произнесено, но я понял, что произошло что-то непоправимое…
- Что?.. Что случилось, Маланьюшка, запинаясь и сбиваясь на каждом слове, стал спрашивать я свою любимую. – Уж не захворала ли? Или, что случилось с родными и близкими?..

Я ещё надеялся, что не всё для меня потеряно, что произошло что-то не совсем страшное. Ну, может, у Маланьюшки просто родители попали под трамвай, или у них там дом сгорел, сдохла корова.
Ну, такое что-то бытовое, обыкновенное, что не имеет отношения к нашим чувствам.

Но всё было не так. Никто не умер.

Только для меня, одного меня, навсегда умерла моя Маланьюшка…Collapse )