barkilfedro (barkilfedro) wrote,
barkilfedro
barkilfedro

Categories:

СТУПЕНИ ВОЗРАСТА


Встречаемся как-то с другом Петей, и он мне сообщает радостную новость: - Знаешь, с такой женщиной познакомился! Красивая, одинокая, со своей квартирой. Сын в армии.

 

 

Время – Советский Союз. Нам по двадцать пять. В Советском Союзе одна из главных задач для решения интимных потребностей – это иметь какой-то угол. И не просто угол панельной пятиэтажки с её внешней стороны, а – угол, пусть той самой пятиэтажки, но со стороны внутренней. И желательно с обогревом в зимнее время. Квартира – это вообще была мечта. А, если в этой квартире ещё и не путалось под ногами никакого постороннего населения, то мечта превращалась в прижизненный коммунизм. Когда каждому по потребностям. И – столько этому каждому, сколько он хочет.

 

Братья по мужскому оружию рассказывали всякие экзотические истории о сексе в жиденьких кустиках сквера, в подвалах, на крышах домов, возле люка мусоропровода. Приходилось делить территорию с исконно кошачьими владениями.

Друг детства Толик Зубко рассказывал, как он лишал невинности девушку зимой в подъезде, посадив её на батарею. Глухая ночь. Слабый свет электрической лампочки. Мороз. Запах кошачье-человечьей мочи. Кровищи было! Слёзы! Первая любовь… Наш адрес, блин – Советский Союз… Сейчас говорят – хорошо тогда было. Кому?..

 

И вот Петя рассказывает мне про такую жизненную удачу: красивая женщина с квартирой! А у неё, наверняка, есть подруга. И… сын в армии…

 

Когда тебе двадцать пять, представление об окружающих тебя людях вполне определённое. Например, если у женщины, даже у самой красивой, сын в армии, то сразу думаешь: а передвигается ли ещё она по комнате без посторонней помощи? Представляешь в глубоких морщинах лицо, отвисшие груди… И на фиг тогда эта её отдельная квартира? Лучше уж в подъезд, на батарею, с девятнадцатилетней…

 

А вот когда было пятнадцать, то совсем взрослыми выглядели девчонки, которым исполнилось восемнадцать. Казалось, что они такие взрослые и уже всё знают…

 

Да, Бог с ними, с девчонками. Фильмы нашего детства, юности. Штирлиц-Тихонов не пожилой, но очень взрослый мужчина. Зрелого возраста Высоцкий. Леонов. Табаков…

Проходят десятки лет, ты снова смотришь фильмы с любимыми актёрами и думаешь: - Господи! А ведь Владимир Семёнович-то совсем мальчишка!.. И Мимино-Кикабидзе, почти подросток, пристаёт к стюардессе- старшекласснице Прокловой. И Леонов… Какой же он старик! Мужчина в расцвете лет!

 

Идёшь летом по городской улице и видишь прекрасных, одетых со вкусом, по последней моде, женщин, про которых говорят, что им пятьдесят, но почему-то ты не замечаешь у них, ни морщин, ни каких-то других, казалось бы, свойственных возрасту, изъянов.

Распрямляешься сам, подтягиваешь живот, делаешь обаятельную улыбку. И, как тебе кажется, у тебя загораются глаза.

А женщина, в лучшем случае, проходит мимо, просто тебя не заметив.

В худшем – думает: - Живой ещё дедушка.  И передвигается ещё без посторонней помощи. Только вот лицо у него что-то перекосило (это про мою обаятельную улыбку).

- Дедушка, вам плохо? Может, вызвать врача?..

 

Самое подходящее, что можно в этом случае ответить, так это поддакнуть, согласиться: - Спасибо, дочка, я как раз в полуклинику… Я сам… Тут недалече…

 

 

Tags: возраст, женщина
Subscribe

  • НАШЕ КОМНАТНОЕ ЛЕТО...

  • ПРО ПАМЯТНИКИ.

    Пламенным нашим революционерам за годы Советской власти памятников было по всей стране понатыкано в изобилии. Улицы в городах и деревнях были…

  • ПОРТКИ. ПОРТАЛ.

    Портки... Портал... Первое слово будто бы старое, почти забытое. Раньше, конечно – до революции – портки носили на каждом шагу. Теперь,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • НАШЕ КОМНАТНОЕ ЛЕТО...

  • ПРО ПАМЯТНИКИ.

    Пламенным нашим революционерам за годы Советской власти памятников было по всей стране понатыкано в изобилии. Улицы в городах и деревнях были…

  • ПОРТКИ. ПОРТАЛ.

    Портки... Портал... Первое слово будто бы старое, почти забытое. Раньше, конечно – до революции – портки носили на каждом шагу. Теперь,…