МАМА.

Мама… мне уже семьдесят, а тебя давно нет, но я не перестаю с тобой спорить. В своих рассказах я продолжаю над тобой иронизировать, потому что по-другому сказать «любил», «люблю» у меня в жизни не получается.
Я собрался постричь тебе ногти на ногах. Ты всегда говорила, ты удивлялась, что ногти растут так быстро. Это не ногти росли так быстро. Это так быстро течёт время, когда тебе за восемьдесят. Я это знаю, потому что мне уже семьдесят, и ногти свои я едва успеваю обрезать.
Я собрался тебе постричь ногти, но ты отдёрнула ногу, сердито зашевелилась на больничной кровати. Придавленная, почти обездвиженная инсультом – как ты могла ещё мне возразить, запретить это делать. Как ты ещё могла сказать, что сердишься на меня, что во многом со мной не согласна, что я не сделал ничего, чтобы наши отношения опять наполнились теплом…
Collapse )

ХАРУ МАМБУРУ

«Муж парикмахерши» Патриса Леконта. Удивительный и грустный фильм о любви. Знаменитый Жан Рошфор исполняет для своей любимой Матильды зажигательный танец.
Я наложил трек Макса Покровского.
https://yadi.sk/i/qj_UpljaD-tkEA

СИБЕЛИУС

Габриэль Васильевич завёл кота. До шестидесяти лет жил, можно сказать, без «подворья», а тут вдруг решил население своей квартиры удвоить. Поместил объявление в «Орскую Правду», нашёл доброго человека, который хотел отделаться от своего любимого животного, и отдавал кота без вредных привычек, вместе с ночной вазой для кала.
Кот был прекрасен. Хотя, жирноват. Но котам полнота даже к лицу. Бывший владелец даже назвал какое-то его имя, но Габриэль его сразу забыл. И стал звать его «Сибелиус». Любая кошка откликается на сочетание звуков, где звучит буква «с». Потому что прежде они все – «кис-кис».
Были варианты «Веласкес», «Ксеркс». Но хозяину больше понравилось «Сибелиус».  Имя это как-то круглее… мягче, пушистее…
И лохматый Габриэлев новосёл не возражал.
Лишь бы тёплый угол и, чтобы кормили.

Габриэль Васильевич был импотентом от рождения. Поэтому не испытывал по поводу своего увечья никаких неудобств. Как можно переживать по поводу отсутствия желания того, чего себе даже не представляешь? И жил Габриэль один и не страдал от этого. Ну, зачем рядом кто-то ещё? Восемь часов на работе в редакции, народу весь день и так по-за глаза. Все бегают, всем чего-то надо. А нужно кучу текстов до выхода газеты в печать просмотреть. А они – народ – все бегают… Вон, Аклизарий Ефимыч машинистку ненароком ладошкой за левую ягодицу задел… Случайно, конечно. Она ему рассмеялась и сказала дурак.
Дома спокойнее.
Теперь, вот – кот…
Ходит тихо, даже совсем не слышно. Молчит. Всё понимает…
Сибелиус…
Collapse )