КАМЕРА БУДУЩЕГО

КАМЕРА БУДУЩЕГО

Уже несколько лет я снимаю камерой Fujifilm X-S1. Много «наворотов», широкий диапазон фокусных расстояния объектива – от 24 до 624 мм Оптическое увеличение 26х. Но… И - тут меня поймёт каждый фотолюбитель – всегда хочется большего. Лучшего. В случае с моей камерой – ей бы не помешала побольше матрица и фокусное расстояние до 1200мм. Естественно, чтобы это был бюджетный вариант.
Я внимательно просматриваю все новинки фототехники. Я уже давно не хочу «зеркалку» с её громоздким блоком для размещения зеркала. Я привык видеть на дисплее изображение таким, какое оно будет потом на экране компьютера. Как-то мне попала в руки «зеркалка». И я с удивлением вращал кольцо зуммирования – я не мог приблизить объект до нужных мне размеров! Для этого был нужен другой объектив! «Где моя Fuji?» - подумал я.

Collapse )

На изображении может находиться: в помещении





ЮЗ! 90!!!

ЮЗ! 90!!!


- Мне позвонил Пастернак…

- Ничего себе! - Подумал я, когда прочитал строчку, с которой начиналась одна из книжек Андрея Вознесенского, – ему ПАСТЕРНАК позвонил!
И был исполнен к этому Вознесенскому зависти, даже не берусь сказать, какого она была цвета. Конечно! Чего ему не творить, не писать своих стихов, из-за которых собираются целые стадионы, если он с самим ПАСТЕРНАКОМ! на короткой ноге!

Через пятьдесят лет поздним вечером я возвращался домой с работы. Зазвонил мобильник. - Сашка, привет!
Мне позвонил ЮЗ АЛЕШКОВСКИЙ.

Collapse )

НА САМОМ ДЕЛЕ…

Сорок лет назад ничего в этом не было особенного. В московской забегаловке, что на Остоженке, собралась тусовка из молодых людей с творческими наклонностями. Богема. Шантрапа всякая. Лёнька Агутин, Филька Киркоров, Сашка Розенбаум, Лёшка Лещенко, Олежка Газманов, Муромовъяблокинаснегу, ну, ещё там разные всякие. Гулять начали с вечера. Была идея позвать баб, но Сонька Ротару что-то закочевряжилась, Пугачёва на гастроли в Монако подалась. Ну, с водкой и без баб хорошо. Про них к полуночи уже и забыли.

Уж всё шло к утру, пора было расходиться. Решили пройтись пешком через Красную площадь. А – чего там! Для бешеной собаки пять вёрст не крюк.

И вот на площади этой, на Красной, прямо на Лобном месте, обнаружила компания красну девицу в крайне неприличной позиции. По моде мини-юбка задрана так, что нельзя глаз отвести. Кофточка-батник до конца не застёгнута. Локоны русые, длинные, по всему Лобному месту рассыпались. И личико такое до боли русское, светлое, что так и хотелось рядом берёзку поставить.
Глаза у ней должны были быть непременно голубые. Но – спала девица сном крепким, богатырским. Агутин к ней подошёл, веко постарался приоткрыть, чтобы убедиться в небесной голубизне зрачка – красавица и ухом не повела. С другим веком то же самое вышло – не пошевелилась. Только губами алыми пошевелила, а потом причмокнула. Пьяная была в доску.
Ну, что тут долго рассказывать: согрешила с ней компания.

Collapse )

КАТАСТРОФА

Пенсионеры… Бедность… Одна шестая суши… Величие… Пальмовое масло… Нужен рывок…
И Первое Лицо об этом даже во всеуслышание сказало.
И повелело этот рывок сделать. А народ, как обычно, стал ждать.

Асклепий был как раз, на этой шестой части суши, пенсионером. И телом своим, всем организмом, желудком, ощущал ход истории своей страны.
Вообще – желудок – самая чувствительная часть человеческого организма, которая острее всего ощущает и социальную несправедливость, и даже необходимость смены общественно-политической формации.Collapse )

СМУТНОЕ ВРЕМЯ

Казачество – это не просто кружок по интересам. Это серьёзная организация. Даже военная. Потому что есть у казаков и техника в виде лошадей, и оружие, которым всяким супостатам можно колоть организмы и рубить головы.

Военная – это ещё и обмундирование, знаки различия, должности и звания. В общем – полный пакет.
Но быть военным и ничего не делать – бессмыслица какая-то.
Если, к примеру, сделали ружьё или бомбу, то ими непременно нужно пользоваться. Или - хотя бы испытать.
Вот и с казачеством так же.
Если надел мундир, положил руку на эфес шашки, то нужно и продолжить действия в рамках традиций. Нужно с гордостью о себе миру поведать. Чтобы увидели сограждане. Изумились. Возрадовались. И – зауважали.

В нашей Нижней Куздре когда-то, как и везде по Отечеству, казаков поначалу гнобили, отстреливали и вообще изводили по-всякому. Но пришли-таки другие, новые времена. Когда решили многое из расстрелянного возродить.
В том числе и казачество.
И его в Куздре набрался целый полк.

Collapse )