?

Log in

No account? Create an account

РОССОВХОЗ

Этот посёлок в нескольких километрах от Актюбинска стали называть «Россовхоз». Хотя от рождения его имя выглядело несколько иначе: «Растениеводческий совхоз №8 Дорожного Управления Рабочего Снабжения (ДорУРСа)».  «Растсовхоз». Но на слух легче ложилось «Рос». И на автобусе, который возил жителей совхоза в город и обратно, тоже было написано: «Россовхоз».
У Наринэ Абгарян, чуть что – Берд. Она постоянно к нему возвращается. А я всё время возвращаюсь в Растсовхоз. Посёлок моего детства и юности. Когда собираюсь спать, закрываю глаза – перед глазами встают его просторные песчаные улицы. Которые никогда не бывали грязными. Все дожди уходили в многометровую песчаную землю, лужи высыхали быстро. Read more...Collapse )

ПРО ПАМЯТНИК

Есть памятники из гранита, есть литературные. Вообще всякие. Мужчина может превратиться в памятник любви. К примеру, случилась промеж мужчины и женщины любовь. Такая, что уже больше никогда и ни с кем. Потом - как в море корабли. Остались воспоминания, что была любовь такая, что уже никогда больше и ни с кем.

Проходят годы. Много лет проходит. И вот встречает женщина вдруг этого самого, своего мужчину. Его, вообще-то, в реальной жизни уже не существует. Который уже легенда - где-то между Вольгой, Гагариным и Микулой. А на его месте – вот это сморщенное, оплывшее существо, со слезящимися глазками. От него, правда ещё остались обрывки прежних слов, которые с хрипотцой просачиваются из синеватых губ. И – всё. Если присмотреться – это, действительно, он, прежний. Тот самый, как ГОСТ. И разумом это понять ещё можно, но сердце уже не узнаёт.

Ну, что остаётся?
Да, улыбнуться.

Перезастегнуть ему правильно пуговицы на пальто или пиджаке.

Сказать, что, да, часто вспоминала, и он совсем не изменился.

И - положить к подножию живые цветы…

ТЕЛЕШКОЛА "ЛИСТЬЯ"

Наша телешкола "Листья" в Орске закрылась, но мои воспитанники продолжают присылать мне свои работы.  Не могу не показать вам зарисовку о лете Ани Богатиковой, 10-й класс.

ДРУГ


Мы договорились тогда пойти в кино. Названия уже не помню, но фильм стоил того, чтобы идти несколько километров  из нашего посёлка до первой автобусной остановки, потом пересаживаться на другой маршрут, ехать туда, где кинотеатр.
А, как раз, была зима. Январь. Мороз. Витя ждал меня два часа у рынка Жилгородка, вусмерть замёрз, но так и не дождался. В это время я уже находился в больнице с экссудативным плевритом. Предупредить не мог. А мобильников тогда не было.

Витя Вагнер. Появился он в нашем совхозе незаметно. Его семья приехала из далёкого городка Шортанды. Почему они, немцы, там жили? Почему переехали к нам, в Растсовхоз – мы об этом не говорили. Тогда все откуда-то приезжали, это было делом обыкновенным. И весь наш посёлок состоял из немцев, которые понаехали не из Германии, украинцев, татар, молдован, которые тоже из совсем уже глухоманей Казахстана перебрались в нашу глухомань.

Мы заговорили где-то на песчаных наших улочках. И потом нам хотелось разговаривать ещё и ещё. В пятнадцать лет хочется найти близкого по духу человека, чтобы поговорить с ним обо всём. Потому что столько вопросов про жизнь возникает к пятнадцати годам!Read more...Collapse )

ХУДЫШКА.

Сашкина дача через дорогу. Узкую, корявую, заросшую травой, дачную дорогу. Сашка живёт на даче. Ему лет сорок. Старики-родители в трёх-пяти километрах, в городской квартире, но Сашка с ними жить не хочет. Лучше отдельно. Когда хочу – выпью. Когда хочу – девушку приведу. Делаю с ней, что хочу – никто не слышит.

Сашка всё ковыряется в маленьком своём домике, обустраивает. Утепляет снаружи изоляцией, потому что зимой, как ни говори, жить в дачном посёлке – это экстрим.
Для москвичей маленькое пояснение: дачи у нас, в глубинке, не такие как в фильме «Джентельмены удачи» показывают. Наши дачи – это избушки Бабы-Яги, но без курьих ножек. Домики – чтобы кровать с маленьким столиком поставить, да огородный инвентарь спрятать.

Зимой в таком нашем домике не то, что не разденешься – нужно ещё что-то тёпленькое пододеть.

Сашка хвалился, что в морозные дни ему удавалось в своей избушке плюсовую температуру до десяти градусов поддерживать.

Летом, конечно, раздолье, ничего не скажешь. Летом Сашка привёл к себе на постоянное подселение девушку. Хорошую такую, вежливую. Бельё она всякое постирает, вывесит, посмотрит в нашу сторону и поздравствуется.Read more...Collapse )

Oct. 20th, 2017

Садоводы – это компрачикосы. Вырастет что-нибудь в саду из семечка, так они тут же давай над ним опыты, эксперименты. Создают всяких монстров. И растут на одном стволе яблоки, груши разных сортов. Такие, что дичке из семечки и не снились.

А я – не исключение. Я – как все. Тоже юные побеги диких груш и яблок режу, кромсаю, перевязываю. А вот это растение как-то проглядел. Год другой, третий – зацвело весной деревце.  Пока с культурно покалеченных груш и яблонь падали со всех сторон спелые плоды, обращать внимание на дичку было некогда.

Но вот все урожаи пособирали. Холод пришёл, ветры то с одной стороны, то с другой. Листья – где на деревьях ещё остались, а где и нет уж их совсем. Вот тут то и обратила на себя внимание юная ранеточка. Листья у неё тоже все поопадали, а плоды остались.
 Красивая теперь и праздничная стоит ранетка в остывшем осеннем саду.


Можно к ней подойти, испробовать медовых меленьких фруктов.

Она ждёт…

Read more...Collapse )

ОТ СТАРОСТИ...

Серафим и Гликерия прожили всю жизнь в Калдавке, никуда из неё не выезжали, да и не хотели. Потому что, где родился, там и пригодился. В школе сидели за одной партой, потом вместе пошли в клуб, а вскоре и поженились. Долго и счастливо прожили больше сорока лет. Всем пример. Чего это им обоим стоило, знали только они. Если бы не любовь, давно бы разошлись.

И вдруг Серафим помер. Полез на чердак за капканом для сурка, да и свалился оттудова. Прямо головой вниз. Это только в сказках Иваны-царевичи, после того, как о землю ударяются, превращаются в ясных соколов. А Серафим просто умер.
Представить, какое было горе для Гликерии, просто невозможно. Сорок лет с гаком бок о бок, тело к телу. И в горе и в радости. Всё шло к тому, чтобы уже и помереть в один день, а тут вот такая непредвиденность. И – ладно бы болел. А то – здоровый ещё мужик. Справный…

Похоронила Гликерия своего суженого. Поцеловала мужа в губы перед тем, как крышку гроба закрыли. Потом ещё сверху на гроб упала, пока он на табуретках возле ямы стоял, в голос зарыдала. Да так, что все женщины, что на похорона пришли, тоже завыли в голос.
В общем, хорошие похороны получились.

Read more...Collapse )



У женщины оргазмы возникают в голове. Вот они своими ушами слушают, слушают. Когда им мужчины, что только ни говорят, чтобы добиться своего. Ничем эти мужчины не гнушаются, Порой уже и сами не могут отличить, что из того, что они ушку девическому в завитушках волосках нашёптывают, правда, а что бессовестное враньё. Но – помогает. Наслушается женщина всего этого, потом одно лишь к ней прикосновение и – оргазм.

Ну, это теория.

В жизни происходит так: женщине, чтобы наслушаться от мужчины критической массы, нужно с ним обязательно какое-то время повстречаться. Желательно качественно. Чтобы всё, как у взрослых.
И вот – первая встреча – ничего не почувствовала. Вторая – ничего. На третьей уже теплее. Дальше в лес – больше дров. И, наконец, вот оно! Счастье!

Обычно с первого раза никакого счастья не наступает.
Разве только женщина живёт уже года два на необитаемом острове, а тут к ней на обломке «Титаника» прибивает к берегу любого мужчину.

Тут счастье может произойти уже на первых шагах к потерпевшему…

У меня с Людкой наступил тот самый период, что заводились уже вместе с пол-оборота и, в миг разъятий единящих, страстный крик вырывался у нас синхронно, в одно дыхание.
Нет, никакой любви ещё не было. Была пока ещё дружба двух соседей. Людка в нашей многоэтажке жила этажом выше. Познакомились у подъезда. Зашёл с шампанским «на чай», потом как-то сама собой получилась кровать, вернее, подоконник, но всё равно вышло здорово, хоть Людка и не успела.
Зато потом всё наладилось. И – понеслось!..

И вот – иду я с работы домой вечером пятницы. Припозднился: сумерки уже город стали заволакивать. Похожу к дому – Людка впереди меня по тротуару каблучками «цок-цок»! А ножки у Людки стройненькие! А платьице короткое, облегающее, эластичное. Такое, чтобы женщина весь день делала вид, что пытается его поправить, подтянуть вниз, а оно всё равно от ходьбы ли, от каких других движений всё равно как бы сжимается, стягивается кверху. Но – оно же само так делает!

Можно представить: идёт впереди меня, уже знакомая до родинок хорошенькая женщина, длинные ноги почти освободились от платья и – «цок-цок» своими каблучками!
Уже к подъезду подходит…

Я шаг ускорил, почти побежал, чтобы за ней успеть. Как раз – дверь ещё не прилипла к магниту домофона.
Ухватился за ручку, проскользнул в полутёмный подъезд. Каблучки впереди к лифту – «цок-цок»! Я – следом. Двери лифта уже закрывались, когда я ворвался за Людкой в лифт. А там и лампочку кто-то то ли выкрутил, то ли разбил. А, может, и перегорела.
Оно и к лучшему.
Схватил я Людку, обнял, сразу стал в ухо её имя шептать, чтобы не перепугалась, а сам уже трогаю её со всех сторон, целую от голого плечика, через шею – уже прямо в губы.
Людка сначала, наверное, всё-таки испугалась, пыталась отвернуться, отталкивать меня руками, но потом узнала. Губы навстречу раскрылись, руки обмякли. А я чувствую – никаких нет сил, дождаться, пока мы до квартир наших доедем. Помог резиновому её платью ещё на пару вершков выше подняться и сам тоже…

Людкины стринги… Их даже снимать не пришлось…

Read more...Collapse )

АКМ




Слюдяное – глубинка, в которую в 1998 году не мог перелезть через Пьяную гору сигнал УКВ, где телевизоры ловили только Первый канал, а телефона было только три: в конторе, у управляющего и в школе. Я попал туда из областного центра, где присутствовали все радости цивилизации и даже стал уже появляться Интернет. Руководители организаций, уходя в пятницу на выходные, ставили производственный компьютер на «закачку» и к утру понедельника могли смотреть фильм, который в наших кинотеатрах никогда не показывали.
Информационное поле выглядело, как степь, которая голая и серая окружала посёлок до самого горизонта.
Но в Слюдяном была ещё и почта, можно было выписывать газеты и журналы. «Крестьянку», «Работницу», «СПИД-инфо». Я просмотрел каталог и выписал на один месяц с десяток российских газет. Остановился на «Новой газете». Запомнилась страшная газета «Завтра».
«Новая» до сих пор считается мной газетой самой уважаемой. Я поначалу читал её по складам. Сложен был язык. Не было цветных картинок. Постепенно втянулся. Журналисты – как на подбор. Но один из них делал для меня каждый номер газеты праздником. АКМ – Акрам Каюмович Муртазаев.
Там, где во всех советских газетах писалось «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Новая» за подписью «АКМ» стала размещать афоризмы Акрама Муртазаева: «Все женщины хотят одного. Потом — другого…», «Российский гимн - это музыка Глинки, текст Герасима», «Электорат - это одноразовый народ». Каждую неделю – новая жемчужина. То, о чём и как писала газета, можно было определить уже по этим коротким высказываниям Акрама Каюмовича Муртазаева, они задавали тон, указывали планку. Они притягивали к газете интеллектуалов, людей прогрессивных и творческих.
Это было фантастикой – каждую неделю!

«Проще дорваться до власти, чем достучаться до нее».
«Мы научились убивать общественное мнение путем его опроса».Read more...Collapse )

ПРАЗДНИК.

Сегодня весь день неудержимо влечёт к фонтану. Я не мог понять причины. В армии я не был. Ни разу не дрался. Даже материться не умею.
И тут осенило: штаны! Эти самые, «капри» в стиле «милитари». Купил по случаю в магазине, который на каждом углу. Там ещё были базуки, каски, гранаты, слезоточивый газ. Но всё дорого. А штаны – вполне доступные.
Сразу, когда я себя в эти штаны вставил, ничего особенного не наблюдалось. Только чисто психологически – стал себя как-то увереннее чувствовать. Даже в подземном переходе, пока вокруг никого не было, слово «жопа» громко сказал. Кошку на улице пнул – пусть знает своё место.
А вот сегодня – невыносимо потянуло к фонтану. Иду – за столбы, деревья хватаюсь, чтобы остановиться – и не могу!
Только на минутку отпустило у ларька, в котором водку по рюмкам раздавали…

Нашёл-таки фонтан.

Искупался.

Ничего не поделаешь: Праздник!..

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com